Социальные новости


Десакрализация жизни

04.10.2016 20:18
 

Изображение с сайта gorod55.ru

Пока политологи говорят о «втором Карибском кризисе», психологи и культурологи ищут ответ на вопрос о том, почему ядерная угроза перестала ощутимо беспокоить человечество. Некоторые предположения звучат весьма тревожно, поскольку социальные тенденции, которые мы наблюдаем, увеличивают вероятность третьей - и последней - мировой войны.

Новостные сообщения демонстрируют ускорение распада мировой политической системы, которая обеспечивала минимум стабильности в постсоветский период. США прекратили контакты с Россией по Сирии, а Россия «завезла» в регион дополнительные зенитные комплексы С-300, а также вышла из соглашения с Вашингтоном об утилизации оружейного плутония. Регулярные учения РВСН с реальными пусками межконтинентальных ракет «рифмуются» с всероссийской тренировкой по гражданской обороне, а заявление российского МИДа о балансировании американской политики на грани ядерной войны оттеняет не только ужесточившуюся риторику Вашингтона, но и рапорт МЧС об инвентаризации бункеров, которые теперь могут укрыть 100% населения Москвы. Дипломатические наслоения вокруг Крыма образовали непробиваемый кокон санкций, Великобритания выводит своих солдат из-под действия международной конвенции по правам человека, экономический кризис захватывает весь Старый Свет.

На фоне этих новостей парадоксальным выглядит топ сообщений, которые больше всего заинтересовали россиян. На американскую тему это – новости о волчанке певицы Тони Брэкстон, ругани филиппинского президента в адрес Барака Обамы, беспорядках на детском празднике и ценах на интернет в Нью-Йорке. Уже после этого идет новость о том, какую технику российского флота высоко оценили в Пентагоне. Также россиян гораздо больше, чем Сирия и плутоний, интересует заявление международной группы ученых о том, что звезда из созвездия Лебедя, судя по изменениям в ее лучевой интенсивности, вероятно, обнесена различными объектами искусственные сооружения, на которых, по смелым научно-фантастическим предположениям, инопланетяне производят звездную энергию.

«Интерес к далеким планетам на самом деле выглядит менее абсурдным, поскольку, как верно заметил Стивен Хокинг, человечеству пора позаботиться о новом доме, ведь жизнь на Земле в обозримом будущем уничтожат или вирусы или ядерная война. Но это, скорее всего, подсознательный интерес, пока люди отказываются верить в возможный конец родной планеты», - замечает культуролог Вячеслав Перепелицын. По его словам, перспективы ядерного распада, несмотря на усиливающуюся международную напряженность и беспрецедентное со времен Холодной войны ухудшение в отношениях РФ и Запада, граждан нашей страны особенно не волнуют. Это подтверждают и данные соцопросов. Согласно материалам фонда «Общественное мнение», за год страх ядерной войны в России вырос всего на 3%.  «Левада-Центра» приводит еще более странные цифры: 74% россиян считают, что в случае войны с Западом Владимир Путин первым применит ядерное, однако, у 39% россиян перспективы такого конфликта не вызывают никакого страха, у 21% лишь небольшие опасения, а еще 33% граждан верят, что победителем станет РФ. Больше половины опрошенных, правда, говорят, что в третьей мировой войне победителей не будет.

По словам Вячеслава Перепелицына, в обществе ощущается усталость от политических распрей и идеологической накачки, а также разочарование в сложившемся миропорядке, но не это определяет индифферентность большей части аудитории к мрачным прогнозам на будущее: «Есть, конечно, какая-то часть людей, которая ждет экстремальных точек напряженности, которые должны что-то прояснить и куда-то вывести. Интереснее, однако, те люди, которые просто перестали бояться мировой войны. Это, кстати, касается не только России, но и США. Имеется несколько факторов этого «бесстрашия». Во-первых, многие граждане совершенно уверены в непобедимости своей страны. В США это общее ощущение мирового гегемона и единственного светоча мирового прогресса, в России – эффект национальной культуры и общественного дискурса, построенного на воспевании военных побед в славном прошлом. Во-вторых, конечно, люди еще не въехали в то, что происходит, они не понимают политической игры, не представляют себе ее возможных последствий. А в-третьих, и это самое главное, в эпоху Холодной войны человечество еще на собственной шкуре помнило ужасы Второй мировой и прекрасно понимало, чем может обернуться повторение, помноженное на атом. Именно эта историческая память, со временем развеявшаяся, спасала мир от прямого конфликта капиталистического и социалистического лагерей. В наше время все страхи, все споры, все значимые точки напряжения виртуализованы. Общественная жизнь активного населения протекает в интернете, и, естественно, это создает подсознательное ощущение того, что третья мировая война будет происходить где-то там, на экранах. Нам покажут ядерные грибы также как показывали отрезанные исламистами головы. Мы ужаснемся и ляжем спать. Мы готовы ужасаться ежедневно, мы освоили театр жестокости и не против жить в нем дальше. Насилие стало важной частью общества зрелищ, но мы забыли, что экраны погаснут, а бомбы упадут нам на голову. Виртуализация страхов касается россиян и американцев, европейцев и азиатов, всего поколения компьютерных игр». По мнению культуролога, такое положение вещей только увеличивает вероятность самого страшного сценария: «В обществе абсолютной несерьезности, в ироническом пространстве мемов, в игровом мире экрана ответственность стремится к нулю, мы можем заиграться до настоящего ядерного ада, после которого не получится перезагрузиться. Стоит понимать, что политики – такие же люди, как и мы, они тоже поколение компьютерных игр, а, главное, они заложники того дискурса, который зачинают и отдают на бессознательное производство массами, то есть того самого беспечного и воинственного дискурса, который поддерживает большая часть социально активного населения на фоне абсолютного безразличия и молчания остальных. Мир утратил не чувство реальности, он теряет саму реальность. Логично, что однажды ядерным утром её не станет совсем».

С такими выводами соглашается и психолог Андрей Гаврилин: «Но кроме виртуализации или, выражаясь психоаналитически, автономизации психических структур в мировой паутине, есть еще и фактор ценностного нигилизма. Как это ни странно, но сейчас, в эпоху пусть и притупившегося, но роста общего благосостояния населения мира, у многих людей есть подсознательное (а у некоторых и осознанное) ощущение того, что им нечего терять. Постепенная ликвидация общественных и семейных ценностей  и торжество индивидуализма приводят к росту нигилизма. С одной стороны, именно идолы рода и крови раньше провоцировали кровавые конфликты, но они же, навоевавшись, и удерживали баланс. С другой стороны, десакрализация жизни и исчезновение этих идолов подвели человечество к хаосу, который рискует поглотить его напрочь. Это парадокс, родственный другому: помня опыт войны, люди пеклись о мире, а, когда мир восторжествовал, он стал причиной глобального забвения и рискует быть корнем последней, опустошительной катастрофы».

 

(С) 2009-2018. Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ №ФС 77-50910

Редакция не несет ответственности за содержание авторских материалов и перепечаток.

Материалы издания могут содержать информацию под грифом "18+"