Новости российской экономики и бизнеса


Мнение: как Леонид Белых одолел Сергея Чемезова

25.04.2017 10:12
 

Леонид Белых. Здесь и далее фото из архива автора.



Для того чтобы хорошо «навариться» в оборонной отрасли, не нужно становиться акционером авиационного, ракетного или оружейного завода. Достаточно «прихватизировать» определенный участок технологического цикла, например, производство одного или нескольких видов комплектующих, без которых невозможен выпуск конечной продукции. И будет вам финансовое счастье.

Готовый бизнес в сфере «оборонки»

Популярную схему «красных директоров» давно используют на Улан-Удэнском авиационном заводе (У-УАЗ), выпускающем различные модификации вертолетов Миля. В 1992 году, когда стало можно все и даже больше, группа руководящих работников оборонного предприятия создала открытое акционерное общество «Вертолетная инновационно- промышленная компания» (ОАО «ВИК»). Одним из его учредителей стал начальник отдела маркетинга и сбыта У-УАЗа Леонид Белых, генеральным директором — Анатолий Баженов.

В 1996 году Белых был назначен заместителем генерального директора У-УАЗа и вместе с Баженовым вошел в Совет директоров. Еще через два года этот коллегиальный руководящий орган без колебаний одобрил крупную сделку — продажу всего имущественного комплекса У-УАЗа по производству лопастей несущих винтов вертолетов. Кому бы, вы думали? Ну конечно, АО «ВИК»!

Понятно, что без винтов вертолеты летать не умеют. Более того, нагрузка на лопасти очень большая, и после определенного времени эксплуатации их обязательно надо менять. Поэтому спрос на эту продукцию неизменно высокий. С точки зрения здравого смысла и экономики продажа лопастного производства — полнейший абсурд и вредительство. Что мешало продолжать выпускать лопасти непосредственно на У-УАЗе? Ничего. Завод мог бы получать дополнительную выручку за счет их реализации.

Зато для личного обогащения акционеров ОАО «ВИК» такая сделка — просто клад! Как еще назвать готовое предприятие, полностью укомплектованное оборудованием и квалифицированными кадрами, обученными за счет У-УАЗа, а главное, уже встроенное в единый технологический процесс производства? Да еще в такой отрасли, как оборонная промышленность!

Акционеры завода могут не получать дивиденды (для их начисления нужно сначала погасить все долги, получить прибыль, заплатить налоги). Рабочие — зарплату. Или трудиться по сокращенному графику. Но поставщик лопастей несущих винтов всегда и в первую очередь получит деньги. Причем все его издержки, включая аренду, материалы, фонд оплаты труда и т. п., закладываются в себестоимость продукции. То есть оплачивает их все тот же завод.

Золотой «ВИК»

В 1998 году Леонид Белых стал генеральным директором У-УАЗа и для ОАО «ВИК» начался поистине «золотой век». Чего не скажешь об основном производстве. Прекратился выпуск штурмовиков Сухого (У-УАЗ был единственным в России заводом, выпускавшим и вертолеты, и самолеты). Количество рабочих мест сократилось почти вдвое.

Между тем ОАО «ВИК» уверенно подгребало под себя наиболее доходные профильные виды деятельности основного завода: ремонт и техническое обслуживание ранее выпущенных вертолетов Миля, выпуск авиационных шлангов и других комплектующих. А также непрофильные, например, производство пластиковых окон, дверей, перегородок и витрин. В итоге ОАО «ВИК» превратилось в управляющую компанию целого холдинга, под контролем которого оказались ЗАО «Улан-Удэнский лопастной завод», ОАО «Улан-Удэнский авиаремонтный завод», ООО «Аэротех», ООО «Электромашина» (как заполучили и угробили это градообразующее предприятие столицы Бурятии — тема для отдельной статьи), ООО «Окна лопастного завода».

Торг с госкорпорацией

Денежная «манна» для основателей ОАО «ВИК» оказалась под угрозой в середине «нулевых» годов, когда возглавляемый Сергеем Чемезовым «Оборонпром», в состав которого входил У-УАЗ, задумал создание холдинга «Вертолеты России». Руководству авиазавода было поручено вернуть в состав предприятия производство лопастей несущих винтов и другие виды профильной деятельности, на которых грели руки акционеры ОАО «ВИК».

Но поскольку собственниками ОАО «ВИК» и руководством У-УАЗа были одни и те же люди во главе с Леонидом Белых, началась двойная игра. Одной рукой на Совете директоров авиазавода голосовали за покупку контрольного пакета акций ОАО «ВИК», а другой исподволь разогревали протесты работников последнего с массированным выплеском в СМИ.

В публикациях того периода естественное желание «Оборонпрома» восстановить единство немотивированно разорванного в «лихие 90‑е» производственного процесса преподносилось как «рейдерский захват ОАО «ВИК». Утверждалось, что предприятия, находящиеся под управлением ОАО «ВИК», целенаправленно «кошмарят» злодеи из «Оборонпрома», прокуратуры и МВД. Озвучивались предложения якобы от имени трудового коллектива о том, чтобы контрольный пакет акций выкупили сами работники. Создаваемый «Оборонпромом» холдинг «Вертолеты России» в бурятской прессе именовали «фирмой-однодневкой».

Весь этот «концерт» был устроен ради одной цели. Нагнетая страсти, акционеры ОАО «ВИК» стремились усилить свои позиции в торге с «Оборонпромом» о цене контрольного пакета. Надо признать, им это удалось. Госкорпорация Сергея Чемезова была вынуждена уступить и согласовать покупку акций ОАО «ВИК» в сотни раз дороже, чем планировалось. Газета «Новая Бурятия» называет сумму сделки — 780 миллионов рублей вместо первоначально предложенных 16 миллионов рублей. Так негалантерейно с Сергеем Чемезовым, «генералом технологий» и личным другом Путина, пожалуй, никто еще не обращался!

Впрочем, за контрольный пакет ОАО «ВИК» Леониду Белых, Анатолию Баженову и другим акционерам заплатил не сам «Оборонэкспорт», а все тот же У-УАЗ. Несмотря на трудности, которые завод переживал в то время из-за последствий мирового финансового кризиса 2008 года и сокращения зарубежных заказов на вертолеты Миля.

Оцените незамысловатую красоту схемы. Сначала купили имущество у завода. Потом десять лет набивали карманы на поставках того, что завод мог бы делать и когда-то делал сам. А в итоге продали ранее купленное этому же заводу, но уже намного дороже. При этом генеральным директором ОАО «ВИК» так и остался Анатолий Баженов. А Леонид Белых как управляющий директор У-УАЗа, купившего АО «ВИК», сохранил все рычаги управления этим предприятием.

«Это наша корова»

После сделки с акциями АО «ВИК» выяснилось, что ООО «Предприятие «Аэротех», выпускающее востребованную на рынке и необходимую У-УАЗу продукцию — авиационные шланги, выведено из-под контроля управляющей компании. Согласно данным ЕГРЮЛ, учредителями «Аэротеха» являются три физических лица. В их числе Вадим Баженов, родной сын генерального директора АО «ВИК» Анатолия Баженова. Ему принадлежит 37,683 % в уставном капитале «Аэротеха».

Устройство родственников — неотъемлемая часть семейного бизнеса, в который превратился У-УАЗ при Леониде Белых. Его сын Алексей до недавнего времени занимал должность заместителя управляющего директора — своего отца. Курировал модернизацию производства и поставки нового оборудования на завод. На этой почве, по упорно циркулирующим в Улан-Удэ слухам, у него возникли какие-то проблемы с правоохранительными органами. Так или иначе, Алексей Белых стремительно убыл в Новосибирск, где с января по март этого года занимал пост первого заместителя, а с 4 апреля стал управляющим директором авиаремонтного завода.

Финансовыми потоками У-УАЗа занимается Алексей Козлов, зять Леонида Белых. Вместе они входят в состав Совета директоров ОАО «ВИК». Там же заседает Наталья Ткачева, начальник юридической службы У-УАЗа и племянница Леонида Белых.

Дочь управляющего директора У-УАЗа Елена Козлова участвует в деятельности целого ряда фирм Бурятии, в истории которых присутствует выражение «рейдерский захват». Еще до замужества, молоденькая студентка одного из московских вузов ухитрилась внести только в 2008 году в различные коммерческие структуры 174,7 миллиона рублей. Столько на стипендиях не накопишь! Или это часть тех самых средств, которые были со скандалом вырваны из оборота У-УАЗа старшими партнерами и родственниками за акции ОАО «ВИК»?

Родной брат Алексея Козлова — Вячеслав Владимирович Козлов — занимает высокий пост заместителя генерального директора по финансам и инвестициям холдинга «Вертолеты России». Не этим ли обеспечивается устойчивость семейного бизнеса улан-удэнских авиастроителей и усидчивость самого Леонида Белых в кресле управляющего директора У-УАЗа, несмотря на давно достигнутый пенсионный возраст?

Как говаривал один из персонажей телесериала «Улицы разбитых фонарей», «это наша корова, и мы ее доим». Роль «коровы» в данном случае, судя по всему, отведена У-УАЗу.

Назревает протест

Между тем на самом заводе растет социальная напряженность. В прошлом году рабочие собрались у здания заводоуправления и записали обращение к президенту России Владимиру Путину с протестом по поводу грядущих сокращений. И этот протест уже не был кем-то инспирирован, а шел напрямую от трудового коллектива.

— Почему не можем предложить что-то новое, уникальное, востребованное? Возьмите, пожалуйста, ситуацию на предприятии под свой контроль. Мы не просим денег, мы просим работу — дайте нам работу, а деньги мы заработаем сами! — говорили заводчане.

Действительно, руководство У-УАЗа не только давно отказалось от производства самолетов, но и упустило другие перспективные направления развития, словно зациклившись на морально стареющих моделях вертолетов Миля. Да и как осваивать новые виды продукции, когда столько времени отнимают сугубо коммерческие операции и схемы в интересах личного благополучия?

Например такая. В 2010 году у ООО «Аэротех» появилась «дочка» — ООО «Аэротех Тефлоновые технологии». С иностранным участием — 24,9 % уставного капитала вновь созданного предприятия, согласно ЕГРЮЛ, принадлежало компании ТНТ OSTRAVA CZ, A. S. из Чехии. ООО «Аэротех» предоставило «дочке» заем на сумму 8,3 миллиона рублей, а затем обанкротило за невозврат долга. При этом долг на сумму около 5,5 миллиона рублей так и остался не погашенным. В ходе конкурсного производства было установлено отсутствие имущества у должника. На что и куда ушли эти деньги, из судебных решений по делу о банкротстве непонятно. Могли утечь и за рубеж. Никто ни с кого за эти потери не спросил.

А вот на рабочих У-УАЗа команда родственников Леонида Белых всячески пытается сэкономить. В декабре прошлого года нешуточные волнения в трудовом коллективе вызвало намерение руководства завода урезать отпуск по вредности профессии с 12 до 7 дней, а также изменить коэффициенты. Это чревато потерей в заработной плате до 20 тысяч в год и невозможностью оформить профзаболевание. Для рабочих и их семей, доходы которых не идут ни в какое сравнение с доходами Леонида Белых (согласно декларации за 2016 год, он получил более 41 миллиона рублей, а за 2013 год — более 200 миллионов рублей), — очень существенные потери.

Как долго будет продолжаться обогащение группы избранных на фоне роста социальной напряженности среди большинства работников бюджетообразующего предприятия Бурятии — это, видимо, зависит теперь только от позиции руководства госкорпорации «Ростех». Леонид Белых, которому в этом году исполняется 67 лет, похоже, уже не может контролировать ни аппетиты своего окружения и родственников, ни социальное самочувствие коллектива У-УАЗа. Но в «Ростехе» то ли не знают, то ли закрывают глаза на происходящее.

Может, в госкорпорации Сергея Чемезова уже просто опасаются связываться с улан-удэнскими бизнесменами от «оборонки» после скандалов в «нулевые»?

Никита Тетерин

 

(С) 2009-2018. Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ №ФС 77-50910

Редакция не несет ответственности за содержание авторских материалов и перепечаток.

Материалы издания могут содержать информацию под грифом "18+"