Новости российской экономики и бизнеса


Бессмертный Уяр «Роснефти»

16.01.2019 14:10
 

Иллюстрация с сайта ecosystems.pro

В мае 2018 года «Транснефть» завершила строительство нефтепровода длиной 294 км. от системы ВСТО до Комсомольского НПЗ «Роснефти». Однако до сих пор нефтепровод не заработал, «Роснефть» продолжает поставлять нефть на НПЗ ж/д-цистернами со станции Уяр под Красноярском на 4600 км, как будто пытаясь тянуть время. Причина, скорее всего, в том, что «Роснефть» хочет получить нефтепровод в свою собственность.

Строительство отвода от ВСТО до Комсомольского НПЗ мощностью 8 млн. тонн в год началось в феврале 2016 года в соответствии с утвержденной правительством схемой развития системы ВСТО. Только труба обошлась «Транснефти» в 47 млрд. рублей. А еще были траты на ЛЭП и вдольтрассовый проезд… Компания также потратила средства на расширение мощности ВСТО для поставок дополнительных объемов сырья на завод.

НПЗ «Роснефти» весной к подключению был не готов. Начало прокачки перенесли на осень. Но в сентябре вице-президент «Транснефти» Сергей Андронов сообщил журналистам, что совместная комиссия выявила 103 замечания в рамках подключения завода к ВСТО на построенном заводом СИКНе (система измерения качества и количества нефти).

В конце декабря 2018 года комиссия под председательством заместителя главного инженера Комсомольского НПЗ снова признала испытание СИКН неуспешным. Интересно, что скорый на расправу Игорь Сечин на провал своих сотрудников не обратил внимания.

Одновременно в «Транснефти» заявили о новых разногласиях с «Роснефтью» – нефтяников перестал устраивать оговоренный принцип подсчета тарифа, подписанный сторонами перед началом строительства отвода на НПЗ. В итоге «Роснефть» пролонгировала на полгода договор с железной дорогой на поставку 3 млн. тонн нефти на завод со станции Уяр.

Пока идут разбирательства между компаниями, стоимость топлива в регионе бьет рекорды, а государство теряет миллиарды бюджетных рублей.

Прямые убытки на содержание готового к работе отвода (в том числе аммортизационные отчисления) составили для «Транснефти» в 2018 году около 1,4 млрд. руб. Кроме того, «ПАО «Транснефть» вело расширение ВСТО для прокачки дополнительных объемов из Западной Сибири на Комсомольский НПЗ. Предполагались объемы на 2018 год в размере 5 млн тонн. Тариф по магистральному нефтепроводу от Самотлора через Анжеро-Судженск, р. Верблюд и точку подключения к ВСТО отвода составляет 3020,65 руб./тонну, согласовываемый с «Роснефтью» тариф прокачки по отводу – 527,46 руб./тонну. Таким образом, сумма недополученных компанией средств за 2018 год – 17,74 млрд. руб. Поставлять эти объемы на экспорт «Транснефть» не может, так как пропускная способность не позволяет доставить их до порта Козьмино, а там отгрузить. Да и ресурсы эти не предназначены для экспорта по ВСТО, уточнили в «Транснефти».

Николай Токарев 14 января заявил, что компания потребует от «Роснефти» покрыть ее расходы от простоя нефтепровода. При этом, по словам Токарева, сначала «Транснефть» проведет переговоры с «Роснефтью», поскольку «сразу идти в суд не хотелось бы». Но, судя по развитию ситуации, судебного разбирательства избежать не удастся.

По оценке экспертов, железнодорожный маршрут обходится значительно дороже, чем поставки по трубе, даже с учетом «слишком высокого тарифа», который, по мнению «Роснефти», был согласован с «Транснефтью». Тариф для прокачки нефти по системе трубопроводов «Транснефти» с Самотлорского месторождения через Анжеро-Судженск на Уяр составляет 688 руб. за тонну, перевозки нефти цистернами от Уяра до станции Дземги (Комсомольский НПЗ) — еще 3155 руб. за тонну (убыточный тариф, дотируемый ж/д), в сумме — 3843,8 руб. за тонну.

Плюс сам частный терминал Уяр с установленным тарифом 140 руб./тонна. За год это еще 700 млн рублей. Есть еще и обратная перевалка с железной дороги в трубу уже на заводе. Там тариф аналогичный и за все платит "Роснефть". Ну и, конечно, потребители топлива на Дальнем Востоке. Прокачка по трубе с использованием нового отвода обошлась бы "Роснефти" в 3548,11 руб. за тонну, т.е. минимум на 15% дешевле. По оценке аналитика АКРА Василия Тануркова, «Роснефть» за полгода переплатит около 888 млн руб. за поставку 3 млн тонн нефти через Уяр.

Бюджет РФ теряет значительно больше. «Несмотря на дотационность деятельности РЖД на востоке России, тариф с Уяра до Дземги имеет две скидки на поставки нефти – традиционную для этого маршрута с коэффициентом в 0,785 и установленную в этом году еще на 5%, – пояснил советник президента «Транснефти» Игорь Демин. – Таким образом, РЖД (а фактически государство) дотирует эти поставки еще на 4 млрд руб. в год». В свое время эту дотацию установили РЖД, чтобы обеспечить работой 300 (!) человек на терминале Уяр и дать Приморью дешевую нефть для сдерживания цен на получаемое топливо.

Любовь к частному терминалу на Уяре менеджерами Комсомольского НПЗ малообъяснима. Расположенные к заводу значительно ближе ж/д терминалы «Мегет» и «Сковородино», имеющие меньшие тарифы на перевалку, не заинтересовали менеджеров-«комсомольцев». «Роснефть» отказалась переносить налив нефти в цистерны как в Мегет, так и в Сковородино. И до сих пор пользуется услугами терминала в Уяре.

Главный исполнительный директор «Роснефти» Сечин, ярый «государственник» и «радетельный хозяин», борющийся за каждую копейку компании, позволяет уже не первый год терять миллиарды на неэффективной логистике…

Причины нежелания Игоря Сечина пользоваться трубопроводными и терминальными услугами «Транснефти», конечно, отличаются от роковой любви его менеджеров к поставкам через частные терминалы. Но и в этом случае двигателем является, вероятно, «любовь». Только другая - не «терминальная», а «трубная».

В правительстве уже третий год идут баталии вокруг законопроекта о трубопроводном транспорте. К последнему совещанию у вице-премьера Дмитрия Козака 12 декабря по инициативе Игоря Сечина в документ были внесены принципиальные поправки. Как полагают наблюдатели, две из них в нашей истории имеют ключевое значение. Глава «Роснефти» хочет вписать в закон право владеть магистральными трубопроводами (МТ) «необщего пользования» лицами, «зарегистрированными на территории РФ, включая нефтяные компании». И второе положение: если нефтяная компания выступает соинвестором (перечисляя деньги повышенным тарифом), то труба должна принадлежать ей.

Складывается впечатление, что, не сумев пока поглотить «Транснефть» целиком, «Роснефть» пытается добиться – для начала – передачи отвода к Комсомольскому НПЗ в собственность своей компании.

За счет тарифа окупаемость объекта, как сообщил вице-президент «Транснефти» Максим Гришанин 14 января, рассчитана на 20 лет. А дальше, видимо, по логике главы «Роснефти», компания должна будет его забрать в собственность. Или взять его сразу в «лизинг» у «Транснефти»? Искать в этом смысл не приходится. Получение дохода – банальный принцип бизнеса. С таким же успехом можно предложить Сечину вернуть государству «Башнефть». Купил – попользовался, она за 2 года уже окупилась, как недавно рапортовала пресс-служба компании, на 66%... Значит, через год ее надо вернуть государству?

Пока же Игорь Сечин добивается желаемого, по дотируемым за счет европейских перевозок Транссибу и БАМу на расстояние 4,6 тыс. км продолжают громыхать десятки тысяч железнодорожных цистерн в ущерб грузам других российских компаний и развитию транзитных перевозок. Заплатят за все это пассажиры поездов и пригородных электричек, потребители топлива и автомобилисты... Все последние месяцы стоимость топлива в регионе держится на рекордных уровнях.

 

(С) 2009-2019. Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ №ФС 77-50910

Редакция не несет ответственности за содержание авторских материалов и перепечаток.

Материалы издания могут содержать информацию под грифом "18+"