Новости российской политики


Политическая фрагментация

22.11.2016 20:22
 

Фото politmos.ru

Присутствие неоднозначных политических групп в американских выборах закрепило тренд на растущую роль микрополитики. В российских президентских выборах, вероятно, также примут активное участие противоречивые «группы поддержки», которые, враждуя друг с другом, станут при этом агитировать за одного кандидата.

Политологи и социологи отмечают дробление политического дискурса, которое наблюдается в последние два десятилетия во всех развитых странах. В соответствии с леволиберальной доктриной о микрополитике на Западе выросла роль локальных политических групп и уменьшилась роль «больших» идеологий, переставших охватывать и вдохновлять макро-сообщества. Последние президентские выборы в США показали, что в электоральные блоки вливаются и активно действуют группы, имеющие весьма специфический окрас. Так, внутри лагеря сторонников Хиллари Клинтон объединились не только социалисты и либертарианцы, радикальные феминистки и патриархальные мусульмане, атеистические сообщества и либеральные протестанты, но и сторонники движения «Оккупай Уолл-Стрит», которые ратовали за демократов, хотя именно коллективный «Уолл-Стрит», то есть корпорации и истеблишмент, делали ставку на Демократическую партию и спонсировали кампанию Клинтон. В то же время Дональду Трампу помогали такие неоднозначные фигуранты политической сцены США, как эпатажный журналист Майло Яннопулос, один из лидеров «альтернативных правых», который, являясь открытым геем, исповедует радикально консервативные настроения, пропагандирует расизм и антифеминизм. Созданное при участии Яннополуса квир-течение «Парни за Трампа» схлестнулось с инкорпорированным ЛГБТ-сообществом и на вид совершенно противоречило республиканской платформе, которая базируется на традиционных семейных ценностях и «сухом» консервативном образе. «В Республиканской партии все еще есть видные политики, которые выступают за отмену гей-браков, но сам Дональд Трамп стремится избегать этого вопроса. Несколько раз он сказал, что это дело уже решенное и не столь важное, чтобы из-за него раздувать дискуссию. До этого Трамп предлагал делегировать вопрос об однополых союзах властям штатов и убрать его из федерального законодательства. Надо сказать, что альтернативные правые воспринимались как маргиналы, но их весомый вклад в современную, грамотную и эффективную сетевую агитацию за Трампа отмечают теперь все специалисты», - говорит культуролог Вячеслав Перепелицын. По его мнению, Трамп, поддерживаемый, вопреки версии либеральных СМИ, не только «белым большинством», но и цветными, а также частью сексуальных меньшинств, вынужден сглаживать дискурс «и быть при всей своей резкости в той или иной мере центристом, как и многие современные лидеры, которые становятся скорее символическим, чем силовым выражением чаяний разных групп и сегментов поликультурного общества». Эксперт считает, что это касается не только политических процессов: «Фактически роль и возможности всякого центра умаляются, поскольку он больше не выражает единый порыв, законченный миф, большой нарратив, как было во времена модерна. Мы можем посмотреть на духовных лидеров, и найдем там ту же картину. К примеру, Папа Римский Франциск, который, хотя и считается ставленником либеральных сил внутри католической церкви, не делает никаких однозначных заявлений по спорным вопросам, но и не стремится привести всю церковь к одной платформе, а допускает в ней существование ретроградно-консервативного лагеря, служащего по старинным требникам и едва ли ни шлющего анафемы самому Франциску. Иоанн Павел Второй в таких случаях просто отлучал от церкви своих консервативных оппонентов. Теперь единство паствы, духовной или политической необязательно, а центр скорее представляет, чем контролирует периферию».

Политолог Марк Калмыков со своей стороны добавляет, что в российском политическом процессе также будут играть свою роль «неоднозначные политические группировки и секты»: «Едва ли в РФ какие-то квир-активисты поддержат центристского кандидата, каким можно считать Путина, или право-популистского, каким можно считать Жириновского или кого-то вместо него. Здесь это всецело леволиберальная и социалистическая тусовка. Зато имеется целый ряд проектов, в связи с которыми вспоминается выражение: «С этой критикой слева мы как-то справимся, но что делать с такой поддержкой справа?». Я говорю о людях, которые мешают право-радикальную и социалистическую риторику – таких, как кружок публициста Проханова, евразийцы Дугина, национал-большевики лимоновского разлива или «национал-сталинисты» Сергея Кургиняна, члены так называемого движения «Суть времени», которое многие называют сектой. Они принесут часть электората Путину, но небольшую, а многих, напротив, отвратят. Неоднозначно выглядят и байкеры-активисты «Ночные волки», вышедшие за пределы субкультуры, но не получившие целостного политического образа. Можно согласиться с тем, что главные фигуры постараются избегать в риторике острых углов, которые лишат их поддержки части, так сказать, пассионарных группировок. Навальный попытается сочетать либерализм с национализмом, не встревая в противоречия между представителями этих направлений, а Владимир Путин, который мыслится абсолютным большинством и себя видит в качестве национального лидера, будет находиться посередине между всеми теми группировками, которые до сих пор демонстрируют раскол российского общества, произошедший после октябрьской революции: между монархистами, консерваторами и народниками с одной стороны и всеми теми, кто ориентируется на советскую культуру, начиная от национально мыслящих левых и заканчивая просто избирателями, ностальгирующими по СССР».

 

(С) 2009-2018. Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ №ФС 77-50910

Редакция не несет ответственности за содержание авторских материалов и перепечаток.

Материалы издания могут содержать информацию под грифом "18+"