События и происшествия


Фальсификация документов – фирменный почерк УВД СЗАО

28.01.2013 00:00
 

Управление внутренних дел МВД по Северо-Западному административному округу Москвы является постоянным фигурантом скандальных публикаций по криминальной тематике.  И все это не благодаря раскрытию совершаемых в округе преступлений, снижению уровня преступности и другим полезным делам, которых общество и граждане ожидают от полицейских. Совсем напротив – сотрудники пресловутого УВД снова, раз за разом, оказываются замешанными в разного рода неприглядных делишках и преступлениях, причем до такой степени, что их уже окрестили «ОПГ УВД СЗАО». Обращает на себя внимание, что излюбленным приемом, можно сказать, «фирменным почерком» полицейских северо-запада столицы является фальсификация документов.

В 2003-2004 участковый ОВД «Северное Тушино» (входит в состав УВД СЗАО) сколотил ОПГ, которая занималась незаконным присвоением имущества умерших граждан. Ключевую роль в ОПГ играли сотрудники указанного ОВД и привлеченные ими нотариусы, которые и фабриковали фальшивые документы о наследовании или дарении на совершенно посторонних подставных граждан, которые также входили в ОПГ. Всего таким образом им удалось завладеть 4 квартирами, 1 земельным участком и денежными средствами умерших москвичей. Тогда перед судом предстало 14 человек, которые получили от 5,5 до 11 лет лишения свободы.

Другую ОПГ в рамках УВД СЗАО в 2007 году создал начальник УСБ УВД Дмитрий Рева. В нее он привлек ряд сотрудников ОБЭП УВД, «свою» оценочную компанию и аффилированные с ним торговые точки. Была разработана хитроумная схема хищения имущества честных коммерсантов, которая маскировалась под борьбу с контрабандой.

Прежде всего, выявлялись коммерсанты, у которых на руках находилось значительное количество еще не реализованной импортной продукции. Затем фальсифицировались документы о происхождении товара, которые и подбрасывались в эти фирмы. Затем, в ходе обысков в этих фирмах, эти документы «случайно» обнаруживались – и на этом основании товар конфисковывался. Он поступал на оценку к «своему» оценщику – обычно партия товара оценивалась на уровне 15% от рыночной цены – и реализовывалась через «свои» магазины.

Затем происходило «торжество справедливости» - устанавливалось, что происхождение товаров вполне легальное, перед предпринимателями извинялись и возвращали им – да-да, именно те 15% от стоимости партии, в которую она и оценивалась. Было возбуждено уголовное дело, следователи выявили осуществленные таким образом хищения на сумму более полумиллиарда рублей. Однако Реве от уголовной ответственности помогли уйти тогдашний начальник УВД Алексей Басов, с которым Рева никогда не забывал делиться, а также его мать, много лет проработавшая начальником отдела кадров этого УВД.

В 2010 году, при осуществлении плановой проверки деятельности УВД СЗАО, выявилось, что весьма радужные отчеты ОБЭП Управления в своей основе также имеют фальсификацию документов. Сотрудники этого отдела выявляли асоциальных граждан, и за небольшое вознаграждение, нередко просто за бутылку водки убеждали тех признать себя виновными в совершении тех или иных преступлений. Таким образом фабриковались и «успешно раскрывались» совершенно липовые уголовные дела. Похожую схему проверка обнаружила и в отделе, занимающимся налоговыми преступлениями.

Оказалось, что около 80% всех раскрытых этими отделами преступлений – чистая фальсификация даже не совершенных преступлений.

А вот – совсем свежий пример. По заявлению мошенника, обманувшего предпринимателя, пытаются сфальсифицировать дело... нет, не против мошенника, а как раз против обманутого предпринимателя! Занимается этим следователь скандального управления, майор полиции Виталий Махров.

История эта такова. У московского предпринимателя Алексея Ракова есть в Туапсе, который он решил отремонтировать и перестроить. Дело поручил украинскому гражданину Габу, который подвизался в России на ремонте и мелком строительстве. В финансировании участвовал также деловой партнер Ракова Сенин. Однако, получив деньги, Габ использовал их не по назначению – решил их «прокрутить», купив несколько земельных участков, которые рассчитывал продать немного позже «с наваром». Но выделенных на ремонт денег на эту земельную аферу на хватало, поэтому Габ продал свою квартиру и еще занял денег у того же Ракова. Рассчитывать-то рассчитывал, но не получилось – прогорел. Ну и заказанный ремонт, понятное дело, было делать не на что.

Видя, что с Габом «каши не сваришь», Раков потребовал возвращения переданных денег. Габ отказался. Пришлось Ракову идти в суд, который, разобравшись в сути дела, обязал Габа вернуть взятые деньги. На этом история (в общем-то, вполне банальная) и закончилась бы, если бы об этом случайно не узнал упомянутый Виталий Махров.

Он уговорил Габа написать заявление на Ракова, пообещав ему вернуть деньги, которые Габ по решению суда отдал Ракову. Обоих не смутило то, что все дело происходило в Туапсе, а отнюдь не на северо-западе Москвы, да и Габ проживает отнюдь не в СЗАО. И на основании этого заявления Махров вызвал Ракова на допрос.

И вот в ходе этого допроса, который продолжался много часов, и выяснилась истинная причина столь неожиданного интереса Махрова к банальному конфликту между заказчиком и подрядчиком, к тому же уже урегулированному в суде. Раков подробно рассказал Махрову обо всей его истории взаимоотношений с Габом, но оказалось, что это Махрова не интересовало вовсе! А интересовал его, оказывается, упомянутый партнер Ракова Сенин, да еще потому, что тот является акционером Смоленского банка. В ходе допроса Махров неоднократно давал понять Ракову, что если тот даст ему «хороший компромат» на Сенина и Смоленский банк, то уголовное дело против Ракова, которое Махров сам же и возбудил, будет закрыто.

Ну а в конце допроса, как и положено, Махров дал Ракову подписать протокол допроса.

Раков прочитал – и обомлел. Многочасовой допрос свелся к полутора страничкам, и ничего из объяснений Ракова, касающихся мошеннической деятельности Габа, в него не вошло. В результате Раков отказался подписывать такой фальсифицированный протокол и написал заявление на имя начальника ДСБ МВД Ю.В. Драгунцова. 

Вот что, в частности, говорится в этом заявлении:

«...Я подробно изложил оперуполномоченному Махрову В.О. суть известных мне взаимоотношений Габа А.И. с Сениным С.В. ... и другими лицами, рассказал о том, что заявитель Габа А.И. сам является мошенником, похитившим путем обмана и злоупотребления доверием денежные средства, принадлежащие мне и Сенину С.В., а его заявление в правоохранительные органы является недостоверным и ложным, так как указанные в нем сведения противоречат решениям судов по гражданским делам.

Однако в результате беседы оперуполномоченный Махров составил объяснение всего на полтора листа и не стал указывать в нем сообщенные мною сведения о противоправной деятельности заявителя Габа А.И. При этом, суть вопросов оперуполномоченного Махрова В.О. сводилась лишь к необходимости добиться от меня показаний, компрометирующих Сенина С.В.

Я выразил недоумение, почему по заявлению Габа А.И. рассматривается в УВД СЗАО г.Москвы, не имеющим отношения по территориальности к событиям, которые описывает заявитель Габ А.И., на что Махров ответил мне, что в УВД СЗАО г.Москвы он «является специалистом по Смоленскому банку» и выполняет задание по созданию условий для возбуждения против сотрудников или собственников банка уголовных дел, чтобы, в конечном счете, добиться ликвидации данной организации... При этом Махров настойчиво пытался убедить меня в том, что выполняет поручение вышестоящего руководства, которое сводится к тому, чтобы, используя любой повод, сфабриковать уголовные дела, позволяющие привлекать к уголовной ответственности учредителей, руководителей и других сотрудников Смоленского банка с целью дискредитации и парализации деятельности данной организации.

При этом Махров говорил, что вопрос о ликвидации Смоленского банка в ближайшей перспективе уже решен, в связи с чем у него развязаны руки и любые нарушения закона с его стороны заранее санкционированы его руководством и какое-либо обжалование в вышестоящую организацию фактически бесполезно...»

Примечательно, что ранее Виталий Махров возбудил уголовное дело против делового партнера того же самого Смоленского банка – Сергея Салия. Но, несмотря на все усилия Махрова, дело явно «не пошло», ведь следователь пытался обвинить его в совершенно легальном бизнесе – ломбардной ипотеке, о чем в свое время подробно писали СМИ http://moscow-post.ru/economics/otgolosok_krizisa_ili_kak_chernye_rieltory_v_pogonax_koshmarjat_smolenskij_bank9895/. При этом отмечалось, что истинной целью Махрова, и отнюдь не бескорыстной, является не Салия, а именно банк. И вот теперь Махров, не гнушаясь фальсификацией материалов уголовного дела и прямым давлением на пострадавшего (!) от мошеннических действий пытается подобраться к банку с другой стороны.

Впрочем, к фальсификациям в УВД СЗАО не привыкать. Махров просто использует методы своих «старших товарищей».

 

(С) 2009-2018. Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ №ФС 77-50910

Редакция не несет ответственности за содержание авторских материалов и перепечаток.

Материалы издания могут содержать информацию под грифом "18+"