Новости российской культуры


Разъятый Бакст

23.07.2016 14:12
 

Фото finparty.ru

В ГМИИ имени Пушкина проходит выставка «Лев Бакст / Léon Bakst. К 150-летию со дня рождения». Она пользуется невероятной популярностью у москвичей и гостей столицы, но некоторые недовольны организацией. Наш корреспондент посетил экспозицию и поговорил с посетителями. 

Для того чтобы исчерпывающе продемонстрировать творчество Леона Бакста, одного из столпов Серебряного века, Пушкинский музей позвал курировать проект одного из самых прославленных специалистов по западному искусству Джона Боулта. Сам Боулт, отметив, что «Бакст продолжает оставаться популярным и в Европе, и в Америке», постоянно появляется на аукционах и выставках, известен в основном как театральный художник. Именно с упором на театр прошли последние выставки Бакста в Нью-Йорке и Париже. Боулт пообещал ГМИИ показать, что в работе Бакста «были и другие аспекты» и рассказать «обо всей его карьере». Сделать это, в целом, удалось.

Лев Самойлович Бакст, на Западе известный как Леон Бакст, на выставке представлен не только в связи с Русскими сезонами С. Дягилева в Париже и Лондоне. Он предстает в качестве личности, связанной с прославленными именами героев той эпохи: безумным танцором Вацлавом Нижинским, утонченным композитором Игорем Стравинским, художником и критиком Александром Бенуа, гением музыкального импрессионизма Клодом Дебюсси, актрисой Идой Рубинштейн, основоположницей «свободного танца» Айседорой Дункан, поддержавшим режим Муссолини поэтом Габриэле д'Аннунцио, «ядовитой» символисткой Зинаидой Гиппиус. Кстати, андрогинный портрет Гиппиус, работа Бакста 1906 года, давно ставшая одной из «икон» русского декаданса, остроумно размещен организаторами рядом с хрестоматийным портретом Андрея Белого, который ненавидел Гиппиус, и именно её личность решил обсуждать с писателем Леон Бакст, когда его живописал – для того, чтобы вызвать у модели живость на лице.

И все же главное на выставке – это театральные костюмы. «Алмаз» коллекции - легендарный костюм, сделанный Бакстом для Нижинского, который танцевал партию Призрака розы в одноименном балете в 1912 году. С этого костюма обезумевшие поклонницы обрывали розовые лепестки, как вакханки – плоть юного Орфея. И сейчас на костюме видны те места, «раны», где матерчатые лепестки обрывались на драгоценные трофеи театралов. Роковой красотой веет от эскиза костюма для Иды Рубинштейн в партии Саломеи для «Танца семи покрывал» (1908, ГТГ) и в партии Клеопатры для одноименного балета (1909, СПбГМТиМИ). Эскизы костюмов «Беотийца» (ок. 1911, СПбГМТиМИ) и «Вакханки» (1911, Центр Помпиду, Париж) к балету «Нарцисс», эскизы костюмов Вацлава Нижинского в балетах «Послеполуденный отдых Фавна» и «Орфей» - это настоящие «печати» модерна, такие костюмы – сами по себе фигуры, сотканные из опасных страстей и таинственного рока, которым полнилась русская и мировая сцена начала XX века.

Многих посетителей выставки в основном зале ГМИИ смутило объявление «Обратите внимание! Продолжение выставки «Лев Бакст / Léon Bakst. К 150-летию со дня рождения» – в Отделе личных коллекций». Справедливо полагая, что «выставка продолжается», они пошли по указанному направлению, где, купленный билет, однако, оказался недействительным. Дело в том, что в Отделе личных коллекций помимо 50 работ Бакста красовались 22 рисунка П.А. Федотова, более 60 работ И.Е. Репина и 72 рисунка А. Бенуа – и все это была уже другая выставка под названием «Илья Зильберштейн. К 110-летию со дня рождения». Правда, тем, кто был на «основной части» Бакста, предлагали 50%-ю скидку при покупке нового билета.

Один из посетителей выставки школьный учитель Иван П. принципиально отказался доплачивать и даже направил администрации ГМИИ письменное требование объяснить, «почему при покупке билета на выставку "Лев Бакст. К 150-летию со дня рождения" нигде (ни на информационном стенде около кассы, ни устно кассиром при покупке билета, ни на билете) не указывается, что для посещения второй части выставки необходимо будет приобретать отдельный билет?». «Текст информационного стенда сформулирован таким образом, что складывается впечатление, что покупка билета в главном корпусе дает право посещения всей выставки. Таким образом, потребитель сознательно вводится в заблуждение и заявленная услуга не оказывается в полном объеме», - говорит Иван П.

Поддерживает его и художница Екатерина З.: «Зачем вообще разъяли Бакста на два здания? Если хотели представить творчество художника в целом, то это было совершенно ни к чему. Многие люди просто не догадались, что «кусочек» Бакста скрыт еще где-то среди других художников, посмотрели в главном корпусе и ушли. Неужели нельзя было на время перенести эти экспонаты из Отдела частных коллекций и приобщить их к концептуальной целостности? Или уж, по крайней мере, ввести на обе выставки единый билет и не наживаться лишний раз на любителях искусства».

С такой критикой от посетителей трудно поспорить. Выставку можно было бы назвать не только красивой, но поистине эпохальной и целостной, если бы её организаторы не «разбивали» наследие Леона Бакста музейными корпусами, дополнительными билетами и сомнительными объявлениями.

 

(С) 2009-2018. Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ №ФС 77-50910

Редакция не несет ответственности за содержание авторских материалов и перепечаток.

Материалы издания могут содержать информацию под грифом "18+"